Война в Украине

Все мы знаем, какой пиздец сейчас происходит с Украиной и одной известной вам страной-победительницей-фашизма. Если вы хотите почитать об этом, помочь актуализировать информацию или высказать свое мнение — можете сделать это в статье Война в Украине и в обсуждении.

Еврей Зюсс

Материал из Urbanculture
Перейти к: навигация, поиск
- Если бы я могла, то путешествовала по всему миру. Вы то точно были во многих местах. Вы были в Париже, Версале? Ох как завидую Вам!
- Лондон, Вена, Рим, Мадрид, Лиссабон...
- О боже мой, это почти весь мир. Какое бы место было самое приятное для вас? Где бы вы чувствовали себя как дома?
- А везде!

диалог Доротеи и Оппенгеймера

- Отдайте мне дороги Витерберга!
- А на что они тебе?
- Отдайте мне их в аренду лет так на десять, позвольте мне управлять ими, дороги в ужасном состоянии. И требуют безотлагательного ремонта. Я буду взымать плату за проезд, по мостам и дорогам, а Ваше высочество будет получать сбор за проход через городские ворота. Которые как раз стоят на этих дорогах. Таким образом ваше высочество вернёт мне ваш долг, а я заработаю на этих дорогах. И всем будет хорошо.

диалог Оппенгеймера и сербского герцога о германских дорогах

«Еврей Зюсс»

Еврей Зюсс — «Шедевр» нацистской пропаганды, ставший наглядным примером как «правильно» решать национальный вопрос. С точки зрения художественной составляющей является недостижимым эталоном для современной пропаганды, разрывающейся в противоречии как влиять на быдло, чтобы не кринжевало небыдло, и наоборот. Учитывая, что «старые добрые» традиции третьего рейха дали вполне себе нехилые всходы на почве межнациональной розни рейха четвёртого (подпитанного чаяниями потомков народов как раз третий рейх победившими), фильмец обещает таки переплюнуть в части популярности, даже одно время забытый, но ныне очень любимый в простонародье «Зелёный слоник». И скоро за этот фильм, схороненный ради искусства на жёстком диске, можно будет таки не иллюзорно присесть на черенок лопаты вполне себе [1]. Мы вас заранее предупредили.

Действующие лица[править]

  • Зюсс. Он же Оппенгеймер. Главный герой фильма. Он же финансовый советник лиги германской рады. Он же альфахач и гроза для унтерменш омеганов и прикнувшим к ним куколдов. По совместильству «владелец заводов, газет и пароходов». По национальности еврей.
  • Доротея. Сексвайф. Сакральная жертва еврейской алчности и порока. Девочка-писечка совершила Роскомнадзор, не выдержав позора кровосмешения с евреем.
  • Фабер. Куколд. Нацист и юдофоб. Порой пренебрегал супругой ради общего блага. Занят и т. п.
  • Герцог. Карл-Александр. Правитель Вюртемберга. (Фельдмаршал и правитель Сербии. Совпадение? не думаю). «Унтерменш»-бастард. Франт, пьяница, бабник и самодур. В довесок мечтательный диктатор, чьи незаконные амбиции открыли окно возможности для евреев. Конец немного предсказуем, — хватил апоплексический удар.
  • Овца герцога. Именно с потехи ЧСВ овцы (украшения в кредит) и началось восхождение Оппенгеймера. Стоит отметить то что сценаристы очень верно вскрыли мягкое подбрюшье казалось бы устойчивой системы. Это стремление жить не по средствам жён и родственников должных лиц, отвечающих за эту самую устойчивость. И возможность раскачать галеру именно подкупом, направленным на удовлетворение подобных стремлений.
  • Раввин. Несмотря на сомнения принял деятельное участие в оболванивании Зюссом герцога. Введён в сюжет ради купирования либеральных доводов о том что «преступность не имеет национальности». Нужен для оправдания коллективной ответственности диаспор за выходки отдельных их членов. Тоже пропагандистская уловка.
  • Штурм. — Консультант земского представительства. Судья и совесть Вюртемберга. Отец Доротеи, зять Фабера.

Сцены[править]

  • Выпили за Герцога (3:40-5:50), — несмотря на то, что Фабер и Доротея любящая и помолвленная пара (сохраняющая судя по всему девственность до брака), отец её Штурм настоял выпить за Герцога, тем самым признав ментальное главенство сапога в жопе. А ведь мать влияет на выбор невесты сына, а отец на выбор жениха дочери. В этом плане Штурм поступил категорически неверно, поставив для дочери на первое место власть, а не будущего мужа.
  • Подкуп
  • Балет
  • Дороги Атмосфера гешефта висит в воздухе.
  • Снос
  • Казнь кузнеца
  • «Изнасилование» Доротеи. Сцена относится к развязке фильма. Сам факт «изнасилования» в данном контексте весьма сомнителен. Женщина идёт к могущественному правителю просить, за освобождение своего мужа, не предоставляя ничего взамен. Учитывая, что она точно знала, что альфач не ровно дышит к ней, ею как раз двигало тайное желание совокупиться, тем более между ними до этого возникала эмоциональная близость. Естественно Зюсс сразу всё понял, как увидел её, между ними промелькнула искра и понеслось. Игра Доротеи в изнасилование стоила ей жизни. Но дело тут не в её «правильном» характере, а в мировоззрении нацистов, снимавших этот фильм. Под призмой т. н. «чистоты расы», белая женщина, лёгшая с «унтерменшем», по своей сути автоматически становится «отработанным материалом». С национал-социалистической точки зрения вина лежит на блуднице германских кровей даже в большей степени, чем на совратившем её еврее. Ведь онажемать будущих арийцев, и она должна показывать пример. Но казнить их обоих по сценарию не решились. Поэтому порешали, что самоубийство в воспитательных для аудитории целях, — наилучший финал её жизни. Куколд шиза в восторге.

Основной секрет пропагандистской «ценности»[править]

Это понимание что власть имущими движет секс и жадность. «Да Зюсс, ты мне советуешь очень опасное деятилище», — в самом начале герцог ещё сомневается. «Вы должны верить в вашу путеводную звезду, ваше высочество», — Зюсс разжигает амбиции правителя, понимая, что после этого он уже не устоит. Фильм вкладывает в умы школьников простую истину: слабость самоуничтожения заложена в самом народе. Евреи просто использует пороки общества в своих целях. Они готовы развращать и разлагать гоев, пользуясь жадностью и страстями. Отравлять женщин своим развратом. И остановить это может только бескомпромиссная железная самодисциплина.

Этому вторит тот вердикт, что вынес консультант земского представительства Штурм, чья дочь Доротея была «изнасилована» и покончила собой: Зюссу вменяется шантаж, незаконное получение прибыли, спекуляция, коррупция, незаконные сексуальные отношения, государственная измена. Но из этого всего во главу угла ставиться расовый закон крови, который (по мнению адептов национал-социализма выше закона «око за око, зуб за зуб»), который звучит так:

Если еврей смешал свою плоть с женщиной-христианкой, он должен быть повешен!

Отец блудившей с евреем немки, чем-то напоминающий Тараса Бульбу, убившего за предательство и кровосмешение с полькой собственного сына

Я не виновен, я всего лишь '''бедный еврей''', сохраните мне жизнь!

Умолял палача и публику Зюсс

Фильм оставляет чувство того, что вина Зюсса, — мгла в душе каждого, исправить которую может лишь чистосердечное покаяние[2] на плахе радужного национал-социализма…

См. также[править]

Примечания[править]

  1. Изнасилование бутылкой — Правильный и расово-верный способ воздействия на вражеский, реже уголовно-некомплиментарный субъект, применяемый как в российских так и украинских пенитенциарных системах. В российских СИЗО нередко практикуют изнасилования заключённых шваброй, либо пенетрацию живым писюном в систему пищеварения без непосредственного контакта иных частей тела, посредством вафельного полотенца (чтобы опускающий не был законтачен опускаемым), в то время в США, с которых украинцы ныне берут пример, проповедуют тесные сельфи с фоном, унижающим достоинство осуждённых.
  2. Некоторые люди совершенно ошибочно понимают слово покаяние, как некое прошение прощения в виде унижения на коленях со слезами на глазах и мольбами о пощаде. Это ложная интерпретация данного слова. На самом деле покаяние, — это в первую очередь изменение, глубинное изменение сознания, сущности восприятия, за которым неизменно следует изменение и бытия. Это конечно может в германской традиции сопровождаться зигой, но эта зига осознания неверности прошлого пути, бессмысленности прошлых трат времени и ресурсов, и вместе с тем умиления от радости просветления. Зига же дань бесконечной преданности Фюреру. В той же ситуации, когда Германия только-только вытерла слёзы от плача о своём временном бессилии из-за предательства заключения Версальского мира, обнулившего многочисленные жертвы патриотов, и наконец-то встала с колен, плакать и становиться на них опять было смертельно. Причём смертельно опасно для всего мира. Их бы не правильно поняли, подумали, что они слабаки, и приступили к «добиванию».